Музыка/Кумиры

Этот талантливый «лэмешке»… Шолом (Шлойме) Секунда

Даниэль Пустыльник, Иерусалим


Написанная им бессмертная "Ба мир бисту шейн" была названа журналистами
лучшей мелодией ХХ столетия.

Этот талантливый «лэмешке»...  Шолом (Шлойме) Секунда

Выдающийся еврейский композитор Шолом (Шлойме) Секунда родился 23 августа 1894 года в г. Александрия, Херсонской губернии (ныне - Кировоградская область Украины), в семье ортодоксальных евреев Ривки и Абрама Секунды. Учился в хедере, был очень тихим и никому не доставлял хлопот. Мать называла его "лэмешке", что в переводе с языка идиш означает нечто схожее с недотёпой).

Затем семья переехала в Николаев, оттуда было весьма близко к Одессе, где в то время работал еврейский театр. Абрам Секунда стал его завсегдатаем, не жалея ни времени на дорогу, ни денег на посещение. Возвращаясь с очередного спектакля, Абрам дома напевал услышанные накануне в театре мелодии. И тогда "лэмешке" оживал и частенько вторил отцу.

А однажды он запел в хедере. Ребе обратил на это внимание и позвал его петь в синагоге. Мальчик оказался настолько одаренным, что к 12 годам уже стал хорошо известен в своей общине, как начинающий кантор.

Исследователь жизни и творчества еврейского композитора, балтиморский журналист Альберт Плакс отмечает, что карьера Секунды как кантора довольно быстро закончилась: в 1907 году его семья эмигрировала в Америку и осела в Нижнем Ист-Сайде в Нью-Йорке. Родители хотели выучить сына, конечно же, на врача или юриста. Но это было очень дорого, и поэтому, проработав некоторое время в инженерной компании и убедившись, что это не его призвание, Шолом в 1912 году устроился в свой первый в жизни театр.

Это был Lyric Theater, который находился в Бруклине. Юноше положили жалование в $25 в неделю. Годом ранее, т.е., в возрасте 17 лет, состоялся его музыкальный дебют. Он осмелился зайти в гримерную к одной известной еврейской артистке и предложил ей послушать песню, которую написал. Песня так понравилась артистке, что она исполнила ее на ближайшем воскресном концерте. Песня понравилась и публике, после чего артистка заказала Секунде еще две песни. Так что в театр он пришел отнюдь не как «темная лошадка».

А. Плакс выяснил, что в этом театре Шолом не просто сочинял и аранжировал музыку, но и дирижировал театральным оркестром. А когда в 1919 году в Америку снова приехал театр Гольдфадена, Секунду пригласили поработать там. Именно в коллективе Гольдфадена Шолом Секунда понял, что ему необходимо учиться, и поступил в Институт музыкального искусства (сегодня это Джулиардская музыкальная школа в Нью-Йорке), который окончил в том же году.

Но и этого ему показалось мало. В те годы в Америке был очень популярен композитор Эрнест Блох. Его творчество необычайно нравилось Шолому Секунде, особенно его "Еврейский цикл". Блох в свое время не получил формального музыкального образования, однако, родившись в Женеве в семье богатого часовщика-еврея, брал частные уроки музыки у лучших учителей. Поэтому и сам любил именно частные уроки, особенно для способных учеников.

После посещения очередного концерта Блоха Шолом позвонил к нему домой и спросил о возможности брать частные уроки композиции. Стандартная цена одного урока маэстро составляла 20 долларов в час, но когда Шолом пришел к нему в первый раз и Блох послушал его музыку, то, забыв об оплате, решил… выплачивать ему стипендию в течение года.

Этот талантливый «лэмешке»...  Шолом (Шлойме) Секунда
Ш.Секунда с группой The Andrews sisters

Вскоре Секунда прослыл серьезным специалистом в области еврейской музыки - не только театральной, но и синагогальной. И тут в его судьбу вмешался Союз музыкантов еврейских театров, многим членам которого восходящая звезда уже не давала покоя. Руководитель этого Союза Иосиф Румшинский "дружески" посоветовал ему на некоторое время оставить Нью-Йорк.

В 1921 г. Шолом Секунда уехал в Филадельфию, где был довольно известный еврейский театр, в котором он проработал три года. Тогда-то его и пригласил на работу в свой театр Борис Томашевский. Секунда писал музыку к спектаклям и руководил всей музыкальной работой театра. Публика восторженно встречала его, когда он появлялся за дирижерским пультом во время спектаклей. Писал он музыку и к спектаклям-мюзиклам, которые в те годы уже широко вошли в моду на Бродвее и на Второй авеню.

В начале 1932 года Секунда начал работу над мюзиклом I Would if I Could (Я бы хотел, если бы я мог). Однажды Шалом пришел в кафе "Ройяль", сел за уединенный столик, который давно считался "столиком Секунды", расчертил обратную сторону меню нотными строчками и начал записывать мелодию. Посетители кафе ему не мешали. В этот момент он их не видел и не слышал. Назавтра он продемонстрировал новую мелодию своему товарищу Джейкобу Джейкобсу, который писал тексты к новому мюзиклу. Через некоторое время песня "Ба мир бисту шейн" была готова. В спектакле ее исполняли известный актер и певец Аарон Лебедефф и кларнетист Дэйв Таррас. На премьере ошеломленные и восторженные зрители прервали спектакль и заставили исполнителей бисировать песню несколько раз! А в конце спектакля они вместе с артистами устроили овацию Шолому Секунде.

На следующий день с Секундой связался владелец популярного в те годы музыкального издательства Самми Кан и предложил ему продать авторские права на песню "Ба мир…" «аж» за … 30 долларов! Секунда в ту пору нуждался в деньгах и тут же согласился. Назавтра сделка состоялась, половину полученной суммы Секунда отдал Джейкобсу - автору текста. А через несколько дней песня поступила в продажу - ноты и текст. Текст был другой, английский. Авторы тоже были другие - Самми Кан и Сол Чаплин. 10 тысяч (невиданный по тем временам тираж, особенно для музыкальной продукции) экземпляров разошлись почти мгновенно. И потекли денежки… Сначала набирающим силу ручейком, а в скором времени бурным потоком. Увы, не к его создателю, который не имел никаких прав ни на песню, ни на ручейки и потоки денег, которые она приносила! Трагическая ошибка! Правда, в 1961 году, когда истек срок контракта с «покупателями», первоначальные авторские права были возвращены Секунде и Джейкобсу.

Этот талантливый «лэмешке»...  Шолом (Шлойме) Секунда

Шолом Секунда (слева) на репетиции в Yiddish Art Theater, 1938 год.

Фото из архива Нью-Йоркского университета

И всё же Шолом Секунда за свою творческую жизнь создал более тысячи песен, главным образом "легкого" жанра, ко многим написал слова. Но не только. Он прославил свое имя и как автор почти сотни литургических религиозных песнопений. В частности, широко известен его цикл песнопений, предназначенный для встречи субботы, исполняемый обычно в синагогах в пятницу вечером. Лучшие раввины и канторы мира, такие, как Розенблат и Кусевицкий, исполняли его литургические мелодии. Более двадцати из них записал для истории величайший американский оперный певец и кантор Ричард Такер. Секунда написал более 60 мюзиклов. Только за два года, с 1935 по 1937, в театре на 2-й авеню было поставлено семь его мюзиклов: "Два сердца", "Меир из Варшавы", "Ночь в Варшаве", "Ох, вы, девушки", "Пиня из Пинчева", "Рай на земле", "Свадьба на восточной стороне".

Писал он и музыку к кинофильмам. Многие, возможно, слышали замечательную музыку, написанную им к кинофильму "Тевье-молочник", в котором в заглавной роли выступил корифей еврейской сцены Морис Шварц. Кстати, Секунда долгие годы работал музыкальным руководителем Художественного еврейского театра, просуществовавшего на 2-й авеню рекордный срок - более 40 лет.

Этот талантливый «лэмешке»...  Шолом (Шлойме) Секунда

Могила Шолома Секунды и его жены Бетти (Баси) на кладбище в Квинсе

В последние годы своей жизни он работал на еврейском радио, музыкальным критиком в старейшей еврейской газете мира – «Форвертсе», выходящей и сегодня в Нью-Йорке на языке идиш, а также музыкальным директором «Concord Hotel» в Катскильских горах под Нью-Йорком. Умер Шолом Секунда 13 июня 1974 года, чуть-чуть не дожив до 80-летия, практически пережив все еврейские театры 2-й авеню и "свое" кафе "Ройяль". Умер в любимом Нью-Йорке, в котором прожил почти всю жизнь. Похоронен в Квинсе, Нью-Йорк, на кладбище «Монтефиори» (там же покоится и Любавичский ребе Менахем Мендл Шнеерсон). Кадиш на могиле «певца Израиля» (так написано на могильном надгробии Секунды) исполнил великий Ричард Такер. А бессмертная "Ба мир бисту шейн" названа журналистами лучшей мелодией двадцатого столетия.




3906024_0_96d1b_684b7ba7_XL (600x254, 171Kb)




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *